основы транзактного анализа

ОСНОВЫ ТРАНСАКТНОГО АНАЛИЗА И ТЕРАПИЯ НОВЫХ РЕШЕНИЙ


Трансактный анализ - это несложная теория развития поведения. В этом одно из ее основных преимуществ как для терапевта, так и для пациента. Тем не менее, как и в других системах, в ТА есть и терминология, и понятийная структура. В данном разделее мы дадим краткий обзор этой структуры как пролог к детальному представлению нашей работы и определим некоторые …конечно же, далеко не все…слова языка ТА, с кратким обсуждением следующих терминов: эго-состояния (Ребенок, Родитель и Взрослый), трансакции, поглаживания, игры, шантаж, предписания, обратные предписания, решения и сценарии.

Основы теории ТА были описаны Эриком Берном и рядом других психотерапевтов, а также несколькими не психотерапевтами. Об основных положениях ТА можно прочитать в книгах, в Бюллетене ТА и Журнале ТА, в "Голосах" и других публикациях. Наша концепция ТА не во всем совпадает с описанной и практикуемой теорией. Некоторые отличия мы опишем здесь.

ЭГО-СОСТОЯНИЯ

Строительными элементами ТА являются эго-состояния, которые Берн определяет как доступные наблюдению психологические позиции, принимаемые человеком. Обычно они представлены в виде известных трех эго-состояний.
Эго-состояние Родитель- это объединение того, что получено от родителей или людей, их заменяющих, и та информация о воспитании, которую человек узнал и воспринял. Люди ведут себя так, как вели себя их родители, и мысленно посылают сами себе сообщения о поведении, мыслях и чувствах… сообщения, как полученные от других, так и сформулированные, когда воспитание отсутствовало.
Эго-состояние Ребенка - та часть человека, которая думает, чувствует и ведет себя, как он вел себя в прошлом … чаще всего в детстве, но иногда и во взрослом состоянии.
Эго-состояние Взрослый - это часть, думающая, накапливающая и восстанавливающая данные и ведущая себя неэмоционально.

Эго-состояние РЕБЕНОК

Ранний Ребенок

Чтобы легче понять развитие эго-состояний, полезно сначала рассмотреть ребенка в довербальном возрасте, как он строит свои первые эго-состояния: ранний Ребенок, ранний Взрослый и ранний Родитель.

Младенец рождается с функционирующим телом и набором импульсов: он испытывает голод, он пьет, он использует пеленки по назначению, он ведет себя практически также, как и все младенцы. Его основные импульсы и без внешней информации и моделей поведения реализуются в наблюдаемом поведении. Здесь ТА и теория психоанализа в чем-то похожи. Теория психоанализа утверждает, что существуют импульсы, называемые "id".
В ТА зафиксированы некоторые феноменологические характеристики маленького ребенка, называемые эго-состоянием ранний Ребенок … состояние существования на младенческом уровне. В любое момент развития ребенка, если он ведет себя как младенец, мы говорим, что он находится в своем раннем Ребенке. (В ТА большая буква в словах Родитель, Взрослый и Ребенок означает, что речь идет об эго-состояниях, а не о реальных родителе, взрослом или ребенке.) Если в пятилетнем возрасте ребенок в ответ на травму начинает вести себя как младенец: хныкать, сосать палец, мочиться в трусы и не общается с окружающими, мы говорим, что он находится в своем раннем эго-состоянии.

Ранний Ребенок - это источник, чистый родник чувств. Если младенец окружен любовью и заботой, Рб1 становится тогда не просто основным стимулом к жизни, а стимулом радостным и вдохновляющим.

Ранний Взрослый

Постепенно младенец начинает наблюдать за своим окружением и за собой и создавать раннего Взрослого (которого из-за его интуиции Берн называет "Маленький Профессор"). Этот строящийся Взрослый обозначается В1. Младенец осознает, что грудь или бутылочка не являются частью его тела, а появляются и исчезают; он осознает, что пальцы ног и рук, напротив, ему принадлежат, и ими можно управлять. Младенец создает свой маленький информационный склад. Он обрабатывает информацию и делает выводы, основанные на результатах обработки. Информация довербальная и состоит из ощущений, часто запоминаемых как картинки. Боб лечил шизофреников, у которых воспоминания из раннего детства сохранились в виде картинок, и, если во время терапии у них наблюдалось ухудшение, им требовалось много усилий, чтобы найти слова для описания своих ощущений. Чтобы описать, что они чувствовали в ранней сцене, им часто необходимо было вернуться (в терапевтической сцене) в более старший возраст.

Когда младенец начинает "думать", наблюдать, копить информацию и поступать в соответствии с наблюдениями и накопленными данными, этот примитивный, невербальный Взрослый остается внутри эго-состояния Ребенок. Некоторые называют его маленьким Взрослым или интуитивным Взрослым. Как мы уже упоминали выше, Берн называет его эмоционально: Маленький Профессор, потому что в своих наблюдениях и реакциях на окружающий мир ребенок порой выглядит удивительно мудрым и интуитивным. Хотя временами он может быть непостижимо сообразительным, используя лишь невербальные подсказки для объяснения происходящего вокруг, он накапливает также и ошибочную информацию и поступает в соответствии с ней. Например, внук Мэри, Брайан, слезал вниз по лестнице головой вперед и орал как зарезанный, когда мы пытались повернуть его ногами вперед. В этом возрасте его ранний Взрослый (В1) разработал метод "вниз головой" … вероятно, для того, чтобы Брайан мог видеть, куда ползет.

Ранний Родитель

Маленький ребенок также создает эго-состояние рудиментарного Родителя, обозначаемое Рд1. Когда Брайану (внуку Мэри) было три месяца, а внуку Боба, Роберту, - 13, Роберт любил прижимать голову Брайана себе к груди, полностью копируя мамин жест. Это было первое проявление раннего Родителя Роберта. В другие моменты он переходил в эго-состояние раннего Ребенка, Рб1, например, похищал у Брайана погремушку. Затем, когда взрослые вмешивались, он использовал своего раннего Взрослого, В1, чтобы выяснить можно ли сохранить погремушку, подсунув Брайану другую игрушку.

Таким образом, Ранний Родитель - это включение реального родителя невербальным ребенком, и состоит оно из раннего, до понимания языка, детского восприятия родительских поведения и чувств. Так, если мать и отец склонны к наказаниям как средству воспитания, например, бранят и наказывают ребенка за сосание пальца, ребенок может включить их "наказывательное" поведение и "бранную" эмоцию в своего раннего Родителя. Позже с позиции своего раннего Родителя он может совершенно иррационально бранить себя, аффектировано, по большей части невербально и чувствовать к себе отвращение. Если он не изменится, то, став родителем, может неожиданно для себя взорваться при виде своего ребенка, сосущего палец, и передать тому иррационально серьезные сообщения относительно сосания пальцев.

Многие ТА-терапевты считают, что весь Рд1 состоит из таких иррациональных и деструктивных элементов. Некоторые терапевты даже дают этому эго-состоянию выразительные имена: мать-Ведьма, отец-Людоед и родитель-Свинья. Мы возражаем против таких названий. Они уничижительны, а мы против уничижительных терминов в научной литературе. Кроме того, этот взгляд игнорирует как воспитывающую, питательную часть Рд1, так и включение радостных, волнующих сообщений, получаемых от родительского эго-состояния Ребенка.

Немного было написано в ТА и по поводу разрешения быть радостным и веселым, которое получает ребенок от веселых мамы и папы. Обычно счастье и способность играть рассматриваются как естественные условия детства. Мы не будем спорит с той точкой зрения, что ребенок естественно развивает в себе способность играть и свободный дух. Тем не менее, мы думаем, что родителей слишком часто упрекают в негативном в ребенке, и не достаточно хвалят за образцы радости, которые они дарят своим детям. Эта радость, этот вкус к жизни, ощущаемые многими родителями, также включаются в эго-состояние ранний Родитель и становятся разрешением радоваться жизни. Нам вспоминается маленький сын одного нашего знакомого психиатра. Проходя вслед за отцом сквозь гаражные ворота, он всегда с энтузиазмом наклонял голову, в точности повторяя отцовское движение, человека значительного роста. Копирую отца, он одновременно вбирал в себя отцовский радостный подход к жизни.

Однажды Боб и его невестка наблюдали, как Роберт мотался от большого бассейна к маленькому и обратно. После нескольких путешествий от маленького бассейна к мелкому краю большого, Роберт свалился в глубокий конец большого бассейна и пошел под воду. Если бы его мама боялась воды, она могла бы закричать и повести себя запальчиво, и Роберт включил бы, находясь в эго-состоянии испуганного Ребенка, испуганного маленького Родителя, которого позже он будет ощущать как страх, переводимый предписанием: "Не приближайся к воде!" Он также может приобрести пугающий опыт общения с водой, который, вероятно, встроит в свое эго-состояние раннего Взрослого. Без корректирующего опыта он вырастет с фобией по отношению к воде.

В действительности же произошло следующее: Боб немедленно подхватил Роберта и вытащил его из бассейна. Роберт начал кривить лицо, собираясь заплакать, но Боб, смеясь и выглядя донельзя довольным, воскликнул: "Ух ты, Роберт плавает! Да ты настоящий пловец. Молодец!" Роберт быстренько изменил выражение лица, присоединился к смеху, и включил в эго-состояние Ребенка память о поведении Боба, которая будет присутствовать в его раннем Взрослом и Родителе. Вечером мама Роберта взяла малыша с собой в бассейн и, держа его на воде, поиграла с ним. Роберт бил ручками и ножками по воде, а мама смеялась, и дневной инцидент таким образом становился веселым приключением.

Мы не согласны с теоретиками ТА по двум основным вопросам, касающимися Рд1. Первое: что Рд1 полностью негативен, и второе - с провозглашенной Берном концепцией формирования Рд1.
Он был уверен, что Рд1 - это склад автоматически накопляемых всех негативных сообщений, переданных родителями. В книге "Игры, в которые играют люди" Берн пишет: "Включатель возникает в Ребенке отца или матери и встраивается в Родителя Ребенка…Там он действует как позитивный электрод, дающий автоматическую реакцию". По Берну, ребенок здесь - беспомощная жертва, так как Рд1 встраивается в его голову автоматически. Ребенок - жертва всего, что говорит или делает родитель: "Когда Родитель в его голове нажимает кнопку, Джедер (имя пациента) включается, хочет он этого или нет. И тогда он говорит глупости, неуклюже действует, прикладывается лишний раз к рюмке или ставит все на следующий забег, ха, ха, ха". Таким образом, родительское вранье, ярость, громкий голос становятся автоматически интроекцией ребенка и частью эго-состояния Рд1 раз и навсегда.

Мы, напротив, верим, что ребенок сам фильтрует, выбирает и принимает решения в ответ на подобные сообщения и что он в определенной степени контролирует то, что впитывает. Маленький Роберт мог продолжать бояться воды, вопреки действиям своих матери и дедушки. Другой ребенок, напуганный родительским страхом, позже мог "перерешить", что вода не страшная, и решить научиться плавать.

Мы знаем пациентов, которые, без сомнения, отфильтровали подобные сообщения и говорят о них объективно и спокойно. Так, один пациент рассказывает: "Конечно, я не обращал особого внимания на то, что она говорила, потому что пьяной она всегда говорила одно и то же. Я просто выскальзывал из дома и уходил гулять". Итак, мы хотим сказать, что ребенок принимает участие в создании своего раннего Родителя - либо принимает сообщения, либо с помощью своих ранних Ребенка и Взрослого выстраивает баррикаду против принятия сообщений.

Свободный и Приспособившийся Ребенок

Растущий ребенок принимает решения на основе своих нужд и желаний. Он также принимает решения в соответствии со своим видением того, каких решений ждут от него другие. Например, если он получает позитивные поглаживания за пользование горшком и/или негативные - за мокрые штанишки, он научиться ходить на горшок, чтобы доставить удовольствие окружающим. Если же он учится пользоваться горшком, просто потому что ему не нравится ощущение мокрых штанишек, тогда тренировки служат его собственному желанию. Когда маленький Роберт схватил погремушку Брайана, он действовал спонтанно. Он посчитал погремушку игрушкой, захотел ее и взял. Никакого приспособления… пока что… под родительские правила об эгоизме, собственности и прочей глупости о "будь-хорошим-мальчиком"! Однако он немедленно обнаружил, что взрослым не нравится, как он поступил. Он слышит их рассерженные голоса, видит строгие лица - и быстренько придумывает, как их задобрить: отдает Брайану другую игрушку. Представьте его восхищение, когда он видит, что может приспособиться так, чтобы удовлетворить и себя, и других. Для 13 месяцев это настоящая изощренность!

Разница между изначальным "свободным" Ребенком и "приспособившимся" Ребенком - это функциональное различие, если сравнить со структурным различием между Рд, В и Рб, на которое мы ссылались выше. Структурное деление представляет функциональное эго-состояние Ребенок, так как оно поделено на свободного и приспособившегося Ребенка. Три ранних эго-состояния присутствуют и на функциональной диаграмме Эта функциональная диаграмма со структурными компонентами демонстрирует терапию новых решений, являющуюся основным инструментом нашей программы. Приспособившийся Ребенок решает принять родительские жизненные правила совсем в раннем детстве и, чтобы выжить, подавляет свободного или естественного Ребенка. Позже, в терапии новых решений, ранний Взрослый в Ребенке принимает новое решение - преодолеть патологическое приспособление и действовать свободно.


Обзор эго-состояния Ребенок

Некоторые ТА-терапевты уверены, что эго-состояния Ребенок прекращает развиваться уже в раннем детстве. Мы рассматриваем Ребенка как эго-состояние, находящееся в постоянном развитии и росте, как общую сумму всех впечатлений, которые он имел в прошлом и имеет в настоящем. 45-летний мужчина ведет себя в соответствии со своим возрастом, пока не увидит человека, похожего на мучителя, в плену у которого он был во Вьетнаме; он внезапно съеживается в ужасе, слышит бешеный стук своего сердца, его ладони потеют - он объят страхом. 50-летняя женщина может лихо гонять в большой, тяжелой машине, но, пересев в маленький "Фиатик", она ведет себя так, как будто каждый проезжающий грузовик - реальная угроза; она снова переживает аварию, случившуюся с ней в возрасте 40 лет. Ее Взрослый знает, что ситуация сейчас другая, но все равно она себя чувствует в той старой машине перед аварией.

Эго-состояние Ребенок развивается. Мы подчеркивали, что Ребенок не беспомощен, он проделывает работу: ощущает и копирует, а затем встраивает в себя. Никто ему ничего не сделает, если он сам не захочет сделать что-нибудь с тем, что он хранит и ощущает. Таким образом, если он что-то изначально воспринял и продолжает воспринимать, когда растет, мужает и стареет, он может меняться и перестраиваться - в соответствии с собственными решениями и новыми решениями. Это невероятно важно с практической точки зрения, с точки зрения терапии.

Например, если вы, читатель, в соответствии с вашим опытом, реальным или мнимым, когда-то решили бояться воды, вы можете затем решить не бояться воды. В этом случае помощь Боба, который отлично плавает, может очень пригодиться, хотя вы можете и сами научиться, если пожелаете войти в воду и проверить на практике, что с легкими, наполненными воздухом, и руками, закинутыми за голову, вы спокойно лежите на воде. Вам не потребуется 10 лет анализа; вы сами сможете обнаружить, что ваше тело не тонет, - и решить больше не бояться воды. Вы можете почувствовать волнующий душевный подъем, основанный на ощущениях вашего Ребенка и понимании вашего Взрослого, что ваше тело держится на воде, что вы просто не сможете и не будете тонуть, пока удерживаете достаточно воздуха в легких - достаточно для вашей плавучести.

Эго-состояние РОДИТЕЛЬ

Мы рассматриваем Родителя как сумму всех убеждений, эмоций и схем поведения, которые человек выбрал для встраивания на мнемоническом, вербальном уровне, плюс Родитель, которого человек создает для себя и продолжает создавать всю жизнь. Эго-состояние Родителя нечто большее, чем просто серия интроектированных "записей в голове". Оно составлено из избранных включений плюс творческих процессов Ребенка и Взрослого. Здесь мы снова отличаемся от Берна, который рассматривал эго-состояние Родитель скорее как автоматический, чем избирательный выбор развивающегося человека. Мы думаем, что человек фильтрует и выбирает, к чему прислушиваться, в зависимости от того, в каком он психологическом и физическом состоянии, и какие дополнительные системы поддержки доступны (такие как братья и сестры, бабушки и дедушки, близкие друзья). Люди встраивают родителей всю жизнь, используя как материал и настоящих родителей, и значимых для них людей, и даже людей, созданных их воображением. Один молодой человек, никогда не знавший своего отца, придумал себе любящего, доброго, заботливого героя, встроил свою фантазию и вырос, обладая всеми этими качествами в своем Родителе. Это процесс творчества длится всю жизнь. Мы часто видим людей, которые достраивают своего Родителя из данных, собранных их Взрослым для исправления предыдущих искажений; в естественном развитии и/или терапии они создают тип Родителя, соответствующий их идеалу.

Для сравнения: ребенок строит невербальное, довербальное эго-состояние раннего Родителя, встраивая черты окружающих его людей. Это эго-состояние составлено из картинок, звуков и интерпретации значения этих картинок и звуков. Позже они переводятся в слова - критикующие, воспитывающие, требующие, а также веселые, любящие, радостные. Вербальный Родитель (Рд2), по нашему мнению, строится позже и включает в себя, кроме скопированных поведения и чувств, родительские убеждения и правила жизни. Религия, философия и мораль - часть Родителя.

Структурно эго-состояние Родителя разделено на три части: Родитель, Взрослый и Ребенок реальных родителей. Например, клиент, слушающий пленку, на которой он записан, когда общается со своими детьми, мгновенно узнает голос, интонации маминого Родителя, а позже слышит в своем голосе утомленный голос отцовского Ребенка, проявлявшийся, когда отец приходил замотанный с работы. На этом примере видно различие Ребенка и Родителя одного реального родителя (рис.6) и двух реальных родителей (рис.7). В терапии новых решений это различие, а также распознавание разных эго-состояний внутри Родителя, становятся крайне важным при разрешении тупиков.

Очевидно, что сюда можно вписать и всех суррогатных родителей: учителей, психоаналитиков т.д.


Точно так же, как мы разделяем Ребенка на структуру и функцию, мы делим Родителя на структуру и функцию. Функционально Родитель делится на критикующего и воспитывающего. Термины говорят сами за себя. Мэри также делит Родителя на внешний и внутренний компоненты; внутренний Родитель воспитывает и критикует себя, а внешний - других.

Эго-состояние ВЗРОСЛЫЙ

Когда мы читаем лекции, нам часто задают вопрос: "Чем отличается Взрослый от Эго?" Взрослый, так же как и Эго, - понятие; однако Взрослый - это наблюдаемая феноменологическая сущность. Когда вы, читатель, читаете эту книгу, накапливаете данные, отделяя то, что подходит вам, от того, что не подходит, делаете все это неэмоционально, вы действуете изнутри вашего Взрослого. Когда вы сердитесь и говорите: "Да они сами не понимают, о чем пишут!", вы перешли из Взрослого в критикующего Родителя или гневного Ребенка. Мы четко видит и слышим, что такое эго-состояние Взрослый, когда инженер разрабатывает проект, юрист толкует закон или врач ставит диагноз. Это наблюдаемое, безэмоциональное состояние существования, находясь в котором, мы накапливаем данные, оцениваем их и действует в соответствии с ними. Различие между Маленьким Профессором, или В1, и Взрослым, или В2 заключается в способности Взрослого на основе собственного и чужого опыта и проверенной информации вербально оценить данные, проверить их, отделить реальность от вымысла.

Патология эго-состояния Взрослый может быть результатом нехватки адекватной информации, вроде того, когда образованные люди основывали свои расчеты на "факте", что земля круглая. Обычно вся проблема в контаминации. Этот термин используется, чтобы объяснить проникновение одного эго-состояния в другое. Человек принимает Родителя или Ребенка за Взрослого. Подумайте о высказываниях "Все мужчины хотят только секса" или "Женщины непрактичны". Какой-то мужчина может хотеть только секса, какая-то женщина может быть непрактичной, но здесь убеждения рассматриваются как факты, чтобы поддержать предубежденность. В случае вторжения Ребенка во Взрослого страх может рассматриваться как факт: человек, боящийся летать самолетом, помнит все аварии, но забывает о самолетах, которые благополучно летают и благополучно приземляются, и говорит: "Если я полечу, я разобьюсь". Иллюзии также являются Детскими контаминациями, при которой Ребенок, в страхе, превращает что-то реальное, то, что он действительно видит, в что-то, чего там нет, например, тень на стене в паука при белой горячке.

Эрик Берн не писал о сложных контаминациях. В них все эго-состояния контаминированы, включая Родителя, проникающего в Ребенка. Такая ситуация наблюдается у шизофреников, когда Ребенку пациента кажется, что он слышит родительский голос внутри головы и что отец и в самом деле гоняет шары на соседней дорожке, повторяя: "Ты, парень, с причудами". Одновременно пациент может слышать и психиатра, говорящего: "Голос вашего отца - это галлюцинация, ведь как ни крути, а он мертв", и как ни в чем ни бывало продолжать запускать шары в кегли. На этой стадии он действует еще не с позиции Взрослого, а с недавно встроенного Родителя (психиатра). Позже он начнет деконтаминацию, по мере того, как мы будем работать с ним над определением действительно ли "факт" - факт или все же фантазия. Так мы помогаем клиенту рассортировать свои эго-состояния. Книга Джейка Дюсея "Экограммы" сослужит добрую службу в прояснении данной проблемы. Мы также периодически используем технику пяти стульев Штунца, в которой клиент использует пять стульев, чтобы представить Взрослого, свободного и приспособившегося Ребенка, воспитывающего и критического Родителя. Многое из гештальт-терапии также служит деконтаминации, что мы и проиллюстрируем в следующих главах записями сеансов с клиентами.

В ранние дни ТА много терапевтического времени тратилось на идентификацию эго-состояний. Берн в "Принципах группового лечения" писал, что лечение должно быть анализом эго-состояний, трансакций, игр и сценариев, причем именно в таком порядке. Мы, однако, склоняемся к использованию концепции эго-состояний в виде рисования диаграмм после того, как работа проделана, с целью добавить когнитивное понимание к эмоциональной работе. Как правило, мы не спрашиваем "В каком эго-состоянии вы сейчас?" и не указываем "Это ваш Родитель говорит". Тем не менее мы внимательно прислушиваемся к изменениям в эго-состояниях. Во время одного семинара мы услышали, как еще до начала работы участник-психиатр сказал: "Я так устал; вы много работайте, и вы не развлекайтесь". Он поведал о своих ощущениях - усталости. Затем дал Родительские сообщения "Много работай" и "Не получай удовольствие". Вместо того чтобы когнитивно попросить его идентифицировать эти сообщения, мы спросили, готов ли он оспорить их. Он так и сделал, приняв новое решение, что получать удовольствие - это нормально и что работать он будет так много, как он захочет.

Обычно более результативным оказывается использование перемены эго-состояний так, как сделано в приведенном выше примере, нежели их простая идентификация. Однако, чтобы эго-состояния стали доступны для работы, в первую очередь может потребоваться идентификация. Перемены проявляются в изменениях в словаре, интонации, высоте, громкости и/или скорости речи, изменениях в положении тела или в определенных жестах.

Используя аудио- и видеоаппаратуру, мы вновь проигрываем клиенту то, что он только что сказал, для того чтобы он идентифицировал свои эго-состояния. "Будьте непредвзятым сторонним наблюдателем и послушайте этого человека. Слушая, решите сколько ему лет". Голос 60-летнего мужчины может звучать как голос 6-летнего мальчугана. Когда человек наклоняет голову к плечу, он, вероятнее всего, в своем Ребенке и, вероятно, приспособившемся. Просьба принять эту позу, а затем "выпрямиться и говорить" обычно приводит клиента к большому самоосознанию и часто изменяет адаптивный способ мышления, поведение и чувства на неадаптивный. По мере того, как пациенты учатся осознавать свои текущие эго-состояния, они учатся лучше управлять своими чувствами, лучше понимать свою роль в своем сценарии жизни, четче осознавать, что они играли или продолжают играть в игры. Они глубже осознают свое адаптивное поведение - адаптивное как по отношению к внутреннему Родителю, так и внешнему миру. Осознание дает им возможность сознательно выбрать, стоит приспосабливаться или нет.

ТРАНСАКЦИИ

По Берну, базисом трансактного анализа, в дополнение к эго-состояниям, является изучение трансакций - что, собственно, и отражено в названии трансактный анализ. Берн подразделял трансакции на дополнительные, пересекающиеся и скрытые. Дополнительные трансакции параллельны друг другу, и осуществляются от любого эго-состояния одного человека к другому и обратно, например в симбиозе мужа и жены . Она - матерински заботливая, он - покорный и ребячливый. Обоим это нравится, и они остаются в таких отношениях практически все время. Когда же он внезапно переключается и начинает действовать из своего Родителя, возникает пересекающаяся трансакция , а с ней - потеря коммуникации, и проблемы длятся, пока они вновь не возобновят дополнительные трансакции.

Скрытые трансакции - это шифровка, секрет, по крайней мере для эго-состояния Взрослый. В старом примере Берна ковбой спрашивает девушку, не хочет ли она осмотреть сеновал. Его секретная, скрытая трансакция: "Пойдем покувыркаемся в сене". Она отвечает: "Давай. Всегда обожала сеновалы" … и, если она соглашается на скрытую трансакцию, ее секретный ответ: "Здорово!" Затем они вместе наслаждаются сексом - единственная цель использования скрытой трансакции - скрыть от своих Взрослых, чем они в действительности собрались заниматься. Если она не поняла его скрытого сообщения, то она будет удивлена, а может и рассержена его попыткой залезть под юбку. Он растерян и разочарован ее откликом и одновременно удивлен. Теперь они вовлечены в игру.

существуют также прямые, непрямые и смазанные трансакции.

Прямые - это Я-Ты трансакции, при которых человек обращается напрямую к собеседнику.

Непрямые - Я-Он/Она, при которых кто-то говорит с кем-то о третьем лице.

Смазанные - это Я-Вы/Все, при которых человек обращается к группе людей.



Как правило, проводя психотерапию, мы используем только прямые трансакции, и просим пациентов придерживаться именно этого типа трансакций. Многие пары начинают работу с непрямых трансакций, играя в игру "суд": "Он никогда ничего не делает по дому", "Она ни за что не приготовит то, что я захочу".

В этой игре нам отводятся роли судьи и присяжных и ожидается, что мы втянемся в игру. Когда мы просим пару говорить друг с другом, судебное разбирательство закрывается, а они становятся доступнее лечению. Пока они говорят друг о друге, интимность, близость для них практически недоступна, пусть даже провозглашенная ими цель - перестать ссориться и стать ближе друг другу. Когда же они разговаривают друг с другом, то узнают, что многое из сказанного на самом деле относится к незаконченным делам с их родителями, и тогда мы просим их адресовать свои замечания "напрямую" родителям.

Мы просим пациентов представить, что мать и отец сидят перед ними, и повторить родителям то, что они говорили нам. Так мы устанавливаем прямую трансакцию, "здесь и сейчас", между Я и Ты. Пациент мгновенно перемещается в эго-состояние Ребенок и из него, а не из Взрослого, разбирается с ситуацией. Говоря с родителем и перемещаясь на другой стул, чтобы говорить от лица родителя, он воскрешает поток воспоминаний и о событии, и о чувствах, связанных с ним, и ощущает себя на сцене этого события "здесь и сейчас". С позиции своего Ребенка, оживляя сцену и закрывая старые незавершенные дела, пациент получает возможность произвести эмоциональные изменения в своих ранних решениях (принять новое решение).

Мы крайне редко используем смазанные трансакции (Я-Вы все) в терапии, но часто - при сообщении организационной информации: "Все знают, что сегодня вечером семинар?" или "Приступим к еде!" На наш взгляд, многие терапевты используют смазанные трансакции очень неаккуратно. Например, обычным является вопрос терапевта к группе после того, как пациент что-то сказал: "Что группа чувствует по этому поводу?" или даже хуже: "Что его слова заставляют группу чувствовать?"

 Проблема с первым вопросом состоит в том, что "группа" ничего не чувствует, ибо является социальным единством, а не эмоциональным. Один из участников может злится, другой расстраиваться, третьему станет больно, четвертый запутается, пятый заскучает. Со вторым вопросом связана дополнительная проблема - ни один человек не может ничего заставить чувствовать другого; каждый из нас несет ответственность за свои чувства.


ПОГЛАЖИВАНИЯ

Поглаживание - это знак одобрения.

Существует три типа поглаживаний: физическое (касание), вербальное (слова) и невербальное (подмигивание, кивки, жесты и т.п.) Поглаживания даются за "существование" (безусловные) и за "поступки" (условные). Они могут быть позитивными, такими как дружеское физическое прикосновение, теплые слова и доброжелательные жесты; и негативными, такими как шлепки, хмурые взгляды, брань.

СТРУКТУРИРОВАНИЕ ВРЕМЕНИ

Берн утверждал, что существует шесть способов структурирования времени людьми: избегание (сон), ритуальное поведение (распевание литаний в церкви), развлечение (разговор о погоде), деятельность (работа, постройка дома), участие в играх (см. главу, посвященную играм) и интимность (любовные сексуальные взаимодействия или другие типы близости между двумя или несколькими людьми). Как пример интимности мы приводим именно "любовные сексуальные взаимодействия", а не просто "секс", ибо секс может работать на любой из способов: избегание (мастурбация), ритуальное поведение (навязчивые сексуальные ритуалы типа садомазохистской игры), развлечение (на улице дождь, пошли в кровать), деятельность (проституция), участие в играх (например, Насильник, игра, упомянутая в разделе о трансакциях) и, конечно же, настоящий, интимный секс.

ИГРЫ

Берн писал об играх в своей книге "Трансактный анализ в психотерапии", но термин стал широко известен после его книги "Игры, в которые играют люди". К сожалению, сейчас существует столь много разных определений игр, что возникла определенная путаница. Для нас игра - это серия трансакций, которая заканчивается, по меньшей мере, тем, что один из игроков чувствует себя плохо или чувствует себя уязвленным, задетым.

Игра начинается с помощью прямого стимула. Этот стимул содержит также секретное или скрытое сообщение. Ответ на это секретное сообщение дается открыто. В конце игры игрок получает расплату - он несчастлив, и ему больно. Взрослый игрока не осознает всю последовательность трансакций.
Прямой стимул. ("Я покрашу для тебя заднее крыльцо").
Секретное сообщение. (Человек откладывает покраску, "Продолжай "пилить" меня").
Ответ на секретное сообщение. ("Почему ты до сих пор не покрасил крыльцо?")
Расплата. Человек злится, грустит, беспокоится, чувствует себя виноватым и, таким образом, молча дает оценку себе и другим, которая укрепляет его жизненную позицию, формулируемую в терминах "Я в порядке" или "Я не в порядке" и "Ты в порядке" или "Ты не в порядке".("Я злюсь. Она всегда меня критикует. Пожалуй, мне никогда не угодить ей").
Джек Кауфман расширяет данное определение, делая акцент на том, что игра представляет собой повторяющийся образец поведения. Человек играет в одну и ту же игру много раз. Кауфман предлагает терапевту не противостоять играм, пока не накопятся доказательства, что игрок играл в нее три раза.

Конечно, это правило должно быть нарушено, если расплата в игре несет в себе реальную угрозу игрокам. Первый раз может быть случайностью, второй раз - совпадением, но третий уже свидетельствует о существовании игры.

Мэри учит, что каждый человек получает свою расплату, и что эта расплата является повторением важных неоконченных в прошлом дел.

 Гарри, Джордж и Джем играют в абсолютно идентичную игру: они всегда опаздывают на званые ужины, и их всегда ругают за это. Гарри грустит и говорит себе: "У других все получается лучше, чем у меня" и "Я все делаю не так". Джордж злится и говорит себе: "Ну и друзья, так критиковать меня" и " Лучше бы я провел этот вечер в одиночестве". Джем беспокоится и говорит себе: "Они, наверное, подумали, что я совсем плохая" и "Я вечно все путаю… Интересно, что же я наделаю в следующий раз?!"

Опоздание или объяснение опоздания - это прямой стимул. Секретное сообщение - "Критикуйте меня". Другие критикуют. Расплатой является то, что каждый игрок чувствует и думает о себе и других. Все это происходит за пределами Взрослого осознания. Это значит, что все трое игроков не знают, что они опоздали, чтобы получить в ответ критику и чувствовать то, что они в результате почувствовали. Они не знают, что воссоздают в настоящем сцены, на самом деле являющиеся повторением незаконченных сцен в прошлом. Гарри играл в эту игру с отцом, Джем - с матерью, а Джордж повторяет игру, в которую играл его отец со своей женой, матерью Джорджа.

Стивен Карпман изобрел для объяснения игр драматический треугольник. Он предлагает рассматривать игру как пьесу с тремя ролями: преследователь, спасатель и жертва. "Действие" разворачивается, когда игроки меняются ролями.
Формула Берна, описанная в его книге "Люди, которые играют в игры": подначка плюс уловка приводит к ответу, переключению, удивлению и расплате.

Берн не указывает, что игра происходит за пределами Взрослого осознания, он также уверен, что не все игры включают в себя негативную расплату.

Он определяет "подначку" как наживку, используемую игроком, чтобы "подцепить" другого.

"Уловка" - это психологическая трещинка в человеке, который позволяет себя "зацепить". Он "на крючке", когда отвечает на "подначку".

 "Переключение" - это переход из одного эго-состояния в другое или, более вероятно, из одной роли в драматическом треугольнике в другую.

"Удивление" описано Берном как чувство, аналогичное тому, что можно было увидеть на лицах хитрецов в старом телевизионном шоу "Невыполнимое задание", когда они были уверены, что выиграли, и вдруг осознавали, что на самом деле они на грани проигрыша.

Хотя правила игр, описываемые многими ТА-терапевтами, требуют минимум двух игроков, строго говоря, это необязательно. Например, игра "Потерянные Ключи": Игрок мчится к машине, как будто стая волков наседают ему на пятки, и внезапно… паника! Ключи в машине, дверь закрыта. "Ты, придурок, - говорит он себе, - у тебя все всегда наперекосяк!" Он злится, он растерян, он продолжает обзывать себя с позиции Родителя. В игре кроме него никто не участвует, хотя в прошлом, конечно, он играл в "Идиота" с родителями или кем-то еще. Это пример игры с одной ролью, одиночной игры.

Некоторые игры опасны (игры третьей степени) и заканчиваются травмой, тюремным заключением или смертью. Если возникает подозрение, что ведется подобная игра, мы ее до конца довести не позволяем. Например, на семинаре терапевт/клиент рассуждает о радостях открытых сексуальных контактов или говорит, что рассказывает своим клиентам об их с женой свободном брачном союзе. Мы немедленно спрашиваем, вступает ли он в сексуальные отношения с клиентами. Мы убеждены, что для клиентов это вредно, но вместо того чтобы сразу обрушиться на него с этическими и моральными обвинениями, мы предпочитаем сначала втянуть его Ребенка в осознание ведущейся игры. Мы просим его вообразить, что будет, если кто-нибудь однажды пожалуется на него в Контрольный медицинский совет или поддаст на него в суд за злоупотребление врачебным положением. Если он утверждает, что не вступает в сексуальные контакты с клиентами, но клиенты знают, что у него более одного сексуального партнера, мы просим его представить, что он в суде и пытается защититься от ложных обвинений мстительной клиентки, идущей на ложь, чтобы выиграть дело о злоупотреблении врачебным положением. Осознание расплаты помогает этому терапевту/клиенту понять истинную природу своей игры. Теперь он более склонен прекратить ее, нежели в том случае, если бы мы решили сначала оспорить его моральную, этическую позицию, что могло вызвать лишь "обоснованный" гнев его Ребенка.

В этой игре прямая трансакция: "У меня сексуальные связи с другими женщинами помимо жены". (Звучит прямо, как чисто информативное сообщение.) Секретное сообщение к игроку в игре "Насильник": "Пожалуйста, донеси на меня" или "Пожалуйста, подай на меня в суд". Ответ игрока - рассказать своему адвокату, что терапевт склонял ее к сексу. Расплата состоит из его чувств плюс его выводов о себе и другом игроке. Он может разозлиться, почувствовать боль, ощущать себя раздавленным. Он может сказать о себе: "Как только я приблизился к успеху, я упустил его", или "Я прогнил насквозь, я должен покончить собой", или любые другие слова, подходящие его представлению о себе. О ней он может сказать: "Она меня подставила" или "Она меня провела", и оба утверждения только подтвердят его внутреннюю уверенность, что "ни одной женщине нельзя доверять!" Вся серия трансакций проходит вне сознания его Взрослого. Он думал, что все это делал, чтобы быть "честным" или потому что так сильно любит женщин!

ШАНТАЖ

Неприятные чувства, испытываемые людьми во время игры, называются шантажом. Для шантажа, как и для игр, существует много определений. Берн определяет его как "сексуализация и трансактный поиск и эксплуатация неприятных чувств".

Сложная фраза, и мы не знаем, зачем он добавил сексуализацию, если только не пытался примирить ТА с психоанализом. Мы также не совсем уверены, что он имел в виду под "трансактным поиском". Предположительно, он утверждал, что серия трансакций производится, чтобы получить расплату или шантаж, но его определение породило путаницу в ТА-литературе и привело к множеству толкований. Некоторые ТА-терапевты определяют шантаж как процесс, приводящий человека к ощущению несчастья. Для нас процесс - это развлечение, фантазия или игра, шантаж же - это просто хроническое, стереотипное неприятное чувство.

Эти чувства используются как попытка изменить других. Конечно, иногда, если мы достаточно сильно страдаем, люди делают то, что мы хотим. У каждого из нас есть опыт того, как печаль или гнев на кого-нибудь - супруга или супругу, ребенка, родителя, начальника - заставили этого человека изменить свое поведение. Вымогательством мы называем использование шантажа в целях изменить чье-либо поведение.
Шантажу учат родители своих детей. Мать или отец говорит: "Ты меня злишь, когда хлопаешь дверью", "Ты нервируешь меня своим свистом", "Я так беспокоюсь, когда тебя поздно нет дома", "Я так счастлива, когда ты пользуешься горшком". Так ребенку говорят, что он несет ответственность за родительские чувства. Он растет с искренней верой в то, что он заставляет людей чувствовать. А спрашивал ли он себя, о чем они беспокоились, из-за чего нервничали и злились до его появления на свет?

Шантаж используется и по-другому. Если кто-то, например, живет по суицидальному сценарию и однажды решает, что убьет себя, "если дела пойдут совсем плохо", то он хранит свои отрицательные эмоции, собирает их, как будто это торговые карточки, и как только накопит их "достаточное" количество, сможет покончить с собой. Эти карточки или марки могут штамповаться разными способами. Он может играть в игры, в которых получает пинок под зад и чувство униженности. Он может искать, что такого плохого происходит в мире, вроде войны в Ливане или растущей инфляции. Он может ворочаться без сна в постели, вспоминая все несчастья, происходившие с ним в жизни. Он вспоминает, что мама его не любила, а папа никогда не играл с ним. Он может проводить свое терапевтическое время, вытаскивая на свет божий все более и более печальные воспоминания. Чтобы чувствовать себя достаточно печальным, он может даже придумать себе несчастья. Например, вообразить, что жена ему изменяет, хотя никаких доказательств не имеется.

Одна из целей ТА-гештальт-терапии - помочь пациенту избавится от шантажа и заменить его хорошими чувствами. Хронически беспокойные люди заменяют беспокойство на энтузиазм. Хронически виноватые учатся избавляться от вины и наслаждаться жизнью. Хронически злые учатся использовать гнев как предложение к действию, а затем избавляться от него.


ПРЕДПИСАНИЯ И ОБРАТНЫЕ ПРЕДПИСАНИЯ

Каждая психологическая система располагает собственным объяснением развитию психопатологии. Мы не считаем, что другие системы неверны, и используем то, что они предлагают. Теория сексуального развития Фрейда, зонально-модальная модель развития Эго Эрика Эриксона, теория обучения бихевиористов, теории систем - все они объясняют развитие ребенка и предлагают спектр лечебных возможностей. В этом спектре мы выделяем патологические сообщения, передаваемые родителями детям, которые, если ребенок в них поверил, могут привести к хроническим проблемам в его жизни.

Предписания

Предписания - сообщения от родительского эго-состояния Ребенок, передаваемые изнутри обстоятельств собственных родительских недугов: несчастья, беспокойства, гнева, растерянности, тайных желаний. Эти сообщения в глазах ребенка могут выглядеть иррациональными, однако для передающего родителя они абсолютно рациональны.

Мы составили список предписаний и за последние 10 лет опубликовали несколько статей, посвященных этой теме. Мы рассказывали о них на лекциях и семинарах по всему миру. Наш список не исчерпывает всех возможностей; без сомнения, существует и много других сообщений, которые передаются родителями и в соответствии с которыми дети либо действуют, либо не действуют. Тем не менее приводимый ниже короткий список поможет терапевту лучше слышать то, что говорит пациент, а значит корректировать план лечения.

Наш основной список предписаний:

 Не делай.

Не будь.

Не сближайся.

Не будь значимым.

Не будь ребенком.

Не взрослей.

Не добейся успеха.

Не будь собой.

Не будь нормальным.

Не будь здоровым.

Не принадлежи.


Не делай:
Это предписание передается боящимися родителями. Обуреваемые страхом, они не позволяют ребенку совершать многие обычные поступки: Не ходи рядом со ступеньками (малышам); не лазь по деревьям; не катайся на роликовой доске и т.д. Иногда такие родители не хотели ребенка и, понимая, что инстинктивно не желают, чтобы этот ребенок существовал, они чувствуют вину и панику от собственных мыслей и становятся в результате сверхзаботливыми и осторожными. Иногда родитель сам психотик, или имеет фобии, или сверхосторожен после потери старшего ребенка. По мере взросления ребенка родители волнуются по поводу любого поступка, который тот намеревается совершить: "Но может, это надо еще разочек обдумать". И ребенок не верит, что он сможет совершить что-либо правильное и безопасное, не знает, что же ему делать, и ищет, чтобы кто-нибудь подсказал правильное решение. Такой ребенок, вырастая, будет иметь большие трудности при принятии решений.

Не будь: Это смертельно опасное сообщение - во время лечения на нем первом мы фокусируем внимание. Оно может быть дано очень мягко: "Если бы не вы, дети, я бы развелась с вашим отцом". Более жестко: "Хоть бы вы не рождались…тогда бы мне не надо было выходить за вашего отца". Это сообщение может передаваться невербально: родитель держит ребенка на руках, не покачивая его, хмурится и бранится во время еды и купания, злится и кричит, когда ребенок что-нибудь хочет, или просто бьет его. Есть множество способов передачи данного сообщения.
Предписание может быть передано матерью, отцом, няней, гувернанткой, братом или сестрой. Родитель может быть подавлен тем, что ребенок зачат до женитьбы или после того, как супруги решили больше не иметь детей. Беременность может закончиться смертью матери, и семья винит ребенка в этой смерти. Роды могут быть трудными, и ребенка обвиняют в том, что он был слишком велик при рождении: "Ты меня всю порвал, когда рождался". Эти сообщения, повторяемые много раз в присутствии ребенка, становятся "мифом рождения": "Если бы ты не родился, нам бы лучше жилось".

Не сближайся: Если родители расхолаживают ребенка от попыток сближения, то ребенок может воспринять это как сообщение "Не сближайся". Недостаток физического контакта и позитивных поглаживаний ведет ребенка именно к такой интерпретации. Аналогично, если ребенок в результате смерти или развода теряет родителя, с которым он был близок, он может сам себе дать предписание, сказав: "Какой смысл в близости, если все равно они умрут". Так он решит никогда больше ни с кем не сближаться.

Не будь значимым: Если, например, ребенку не разрешают говорить за столом: "Дети должны быть видны, а не слышны" или еще как-нибудь снижают его значимость, он может воспринять это как сообщение "Не будь значимым". Он также может получить подобное сообщение в школе. В прошлом в Калифорнии испаноязычным детям было трудно утвердить собственную значимость. На каком бы языке они ни говорили - на английском или на испанском, - англоговорящие дети насмехались над ними. Черные получали подобные сообщения не только от белых, но и нередко от своих матерей, которые не хотели, чтобы они выросли с чувством собственной значимости и в результате имели неприятности с белыми.

Не будь ребенком. Это сообщение передается родителями, которые поручают младших детей заботам старших. Оно также исходит от родителей, который "гонят коней", пытаясь сделать из своих малышей "маленьких мужчин" и "маленьких женщин", поглаживая детей за вежливость еще до того, как те поняли, а что же значит вежливость, говоря совсем маленьким деткам, что плачут только маленькие.

Не взрослей: Это предписание обычно передается от матери ее последнему ребенку, неважно второй он или десятый. Оно часто дается отцом дочери, когда та достигает предподросткового или подросткового возраста, и отец начинает с испугом чувствовать в ней просыпающуюся сексуальность. Тогда он может запрещать девочке делать то, что делают ее подруги, - употреблять косметику, носить соответствующую возрасту одежду, бегать на свидания. Он также может прекратить физические поглаживания, и девочка интерпретирует это так: "Не взрослей, а то я не буду любить тебя".

Не добейся успеха. Если папа играет с сыном в пинг-понг, только когда выигрывает, и прекращает играть, как только сын его побеждает, мальчик может интерпретировать его поведение как сообщение: "Не выигрывай, а то я не буду любить тебя". Это сообщение конвертируется в "Не добейся успеха". Постоянная критика со стороны родителя-перфекциониста дает сообщение "Ты все делаешь неправильно", которое переводится как "Не добейся успеха".

Не будь собой. Это сообщение чаще всего дается ребенку "неправильного" пола. Если у матери трое мальчиков, а она хочет девочку, то из четвертого сына она может сделать "доченьку". Если сын видит, что девочкам достается все лучшее, он может решить: "Не будь мальчиком, а то тебе ничего не достанется" - и впоследствии иметь проблемы со своей половой принадлежностью. Отец может сдаться после четырех девочек и начать учить пятую "мальчишеским" и "мужским" занятиям, например, играть в футбол. (Мы понимаем, что это сексистское утверждение, но указываем на то, что в реальности происходит в нашей культуре.)

Не будь нормальным и Не будь здоровым: Если родители поглаживают ребенка, когда он болен, и игнорируют, когда он здоров, это равносильно словам "Не будь здоровым". Если безумное поведение вознаграждается или если оно моделируется, но не корректируется, то само моделирование становится сообщением "Не будь нормальным". Мы видели много детей шизофреников, у которых были трудности в определении действительности, хотя сами они не были психотиками. Они вели себя как безумные и часто лечились от несуществующих психозов.

Не принадлежи. Если родители все время себя ведут так, как будто они должны быть в другом месте, например, России, Ирландии, Италии, Израиле, Англии (в случае некоторых бывших англичан, ныне живущих в Австралии или Новой Зеландии), то у ребенка возникает трудность в понимании того, к какой стране он принадлежит. Он может все время чувствовать, что тоже не примкнул ни к какому берегу - пусть даже он родился в США, или Австралии, или Новой Зеландии.

Обратные предписания

Обратные предписания - это сообщения родительского эго-состояния Родитель, которые могут ограничивать ребенка, и если воспримутся им, то будут препятствовать взрослению и гибкости.
Обратные предписания включают в себя "драйверы", сформулированные Тайби Калером: "будь сильным", "старайся", "делай все на отлично", "спеши" и "радуй меня". Все это, естественно, невозможно выполнить: кому и когда удавалось быть достаточно сильным, достаточно много работать, достаточно радовать кого-то и поспешать куда-то? Нет способа стать верхом совершенства. Мэри добавляет к калеровскому списку обратное предписание, парное предписанию "Не будь": "Будь осторожен".

Обратные предписания также включают в себя религиозные, расовые и половые стереотипы, передаваемые из поколения в поколение. Даже женщины, уверенные в своей эмансипированности, часто готовят и убирают дом в дополнение к своим регулярным обязанностям и работе, лишь потому, что верят обратному предписанию "Место женщины - дома".

Обратные предписания являются открытыми, вербальными и несекретными сообщениями. Тот, кто дает обратное предписание, верит в истинность своих слов и будет защищать свою позицию. "Конечно, место женщины - дома. Если женщина забудет о своих обязанностях, что же будет с детьми?" Этим обратные предписания резко отличаются от прямых предписаний. Тот, кто дает предписание, делает это тайно и не осознает влияния своих слов. Если родителю объяснить, что он предписывает своему ребенку не существовать, это вызовет лишь взрыв негодования с его стороны, ведь у него и в мыслях этого никогда не было.

Родительские сообщения названы обратными предписаниями, потому что Эрик Берн сначала верил, что они оборачивают, переворачивают предписания. Так, если клиент подчиняется обратному предписанию, он свободен от следования предписанию. Например, если прямое предписание "Не существуй", а обратное предписание "Много работай", у клиента есть возможность спасти свою жизнь, много работая и игнорируя суицидальные импульсы. Однако клиенты склоны подчиняться скорее прямым предписаниям, чем обратным предписаниям, и поэтому остаются в депрессии, даже "много работая". Сообщениям, подобным обратному предписанию "Много работай" и предписанию "Не взрослей", крайне трудно следовать. А представьте себе положение мальчика, следующего предписанию "Не будь мальчиком" и, чтобы порадовать родителей, поступающего как девчонка, которому те же самые родители велят идти играть в футбол и перестать вести себя как тряпка. Иногда предписания и обратные предписания совпадают. Из всех своих эго-состояний родитель говорит ребенку не существовать, не взрослеть, не быть значимым. В этом случае ребенку необыкновенно трудно избавиться от сообщений.

Смешанные сообщения

Некоторые сообщения даются либо Родителем, либо Ребенком родителей, особенно те, что касаются мыслей и чувств. Предписания и обратные предписания против мыслей: "Не думай," "Не думай так" (какие-то определенные мысли), или "Не думай так, как ты думаешь - думай так, как я думаю" ("Не спорь со мной"). Сообщения о чувствах те же: "Не чувствуй," "Не чувствуй так" (какие-то определенные чувства), или "Не чувствуй так, как ты чувствуешь- чувствуй так, как я чувствую" ("Мне холодно - надень свитер" или "Ты не ненавидишь своего братишку, ты просто устал").

РЕШЕНИЯ

Чтобы предписания и обратные предписания стали значимыми для развития ребенка, ребенок должен их принять. Он властен принять их или отбросить. Ни одно предписание не "вживляется в ребенка подобно электроду", как считал Берн. Более того, мы считаем, что многие предписания вообще никогда не давались! Ребенок придумывает, изобретает и неправильно интерпретирует и таким способом сам себе дает предписания. Смерть брата вызывает у ребенка уверенность, что это его ревность убила братишку, а не какая-то там непонятная пневмония. И, обуреваемый чувством вины, ребенок дает себе предписание "Не будь". Если умирает любимый отец, сын или дочь может решить ни с кем больше не сближаться. Чтобы в будущем избежать боли, подобной той, что причинила ему смерть отца, ребенок дает себе предписание "Не сближайся". На самом деле он говорит себе следующее: "Я никогда больше не полюблю, а значит и не буду испытывать боли".

Мы перечислили лишь некоторые из предписаний, однако и в ответ на них ребенок может принять бесчисленное множество вариантов решений. Ниже мы опишем некоторые из них. Во-первых, ребенок может просто не поверить предписанию и поэтому отбросить его. Причиной может быть осознание патологии передающего предписание ("Моя мать - сумасшедшая, и неважно, что она говорит") или встреча с кем-нибудь, кто оспаривает предписание, и вера в этого человека ("Мои родителя меня не хотят, зато мой учитель меня любит"). Мы составили список некоторых патологических решений, принимаемых в ответ на предписания:
"Не будь": "Я умру и затем вы меня полюбите"; "Я докажу вам, даже если это убьет меня" и другие.

Решения, которые ребенок может принять в ответ на предписания:

"Не будь": - "Я не умею решать"; "Мне нужен кто-нибудь, кто бы решал за меня"; "Мир так страшен…Я, вероятно, сделал ошибку"; "Я слабее других людей"; "Я никогда больше не буду ничего решать".

"Не взрослей": - "Ладно, я останусь маленьким" или "беспомощным", или "недумающим", или "несексуальным". Это решение часто проявляется в движениях, голосе, манерах, поведении.

"Не будь ребенком". - Возможные решения: "Я больше ни о чем попрошу; я сам о себе позабочусь"; "Я всегда буду заботиться о них"; "Я никогда не буду развлекаться"; "Я больше никогда не сделаю ничего ребячливого".

"Не делай этого". - Ребенок может решить: "Я никогда ничего не сделаю правильно"; "Я - глупый"; "Я никогда не выиграю"; "Я побью тебя, даже если это меня убьет"; "Я покажу вам, даже если это убьет меня"; "Неважно, насколько я хорош, я должен был сделать все еще лучше, поэтому я буду чувствовать растерянность (стыд, вину)".

"Не сближайся". - Принимаемые решения: "Я никогда никому больше не буду доверять"; "Я больше никогда ни с кем не буду сближаться"; "Я никогда не буду сексуальным" (плюс все ограничения на физическую близость).

"Не будь здоров" или "нормален". - Решения: "Я - сумасшедший"; "Моя болезнь здесь самая серьезная, и я могу умереть от нее" (плюс запрет на использование телесных или мыслительных процессов).

"Не будь собой" (своего пола). - В ответ ребенок может решить: "Я покажу им, что я так же хорош/хороша, как и любой/любая мальчик/девочка"; "Неважно, как сильно я буду стараться, я никогда не угожу"; "Я настоящая девочка, но с пенисом"; "Я настоящий мальчик, хоть и выгляжу как девочка"; "Я притворюсь мальчиком/девочкой"; "Я никогда не буду так счастлив"; "Мне всегда будет стыдно".

"Не будь значимым". - Ребенок может решить: "Никто никогда не позволит мне сказать или сделать что-нибудь"; "Здесь все главнее меня"; "Я никогда ничего не буду стоить"; "Я могу стать значимым, но никогда не проявлю этого".

"Не принадлежи". - Решения могут быть: "Я никогда не буду никому принадлежать" или "ни к какой группе," или "ни к какой стране," или "Никто меня никогда не будет любить, потому что я никому не буду принадлежать".


Смешанные решения о мыслях и чувствах:


"Не думай". - Возможные решения: "Я глупый"; "Я не могу принимать решения"; "Я не умею сосредоточиваться".

"Не думай об этом": -"Думать о сексе плохо, лучше я буду думать о чем-нибудь другом" (этим человеком может овладеть навязчивое состояние), "Я лучше не буду никогда об этом упоминать (чем бы "это" ни было - быть приемным ребенком или иметь не отца, а отчима) или думать об этом". Или "С математикой у меня туго" (или с физикой, или со стряпней, или с футболом, зависит от того, какие были получены предписания).

"Не думай так, как ты думаешь, думай так, как я думаю": "Я всегда неправ". "Я не открою рот, пока не узнаю, что думают остальные".

Решения в ответ на предписания по поводу чувств аналогичны:


"Не чувствуй". -Ребенок может решить: "Эмоции - это потеря времени". "Я ничего не чувствую".

"Не чувствуй так": - "Я больше не буду плакать". "Я не буду злиться… злость может быть смертельно опасна".

"Не чувствуй так, как ты чувствуешь, чувствуй так, как я чувствую": - "Я не знаю, что я чувствую". Такой человек спрашивает терапевта и группу: "Что я должен чувствовать? Что бы вы чувствовали на моем месте?"


СЦЕНАРИИ

Многие ТА-терапевты детально исследуют сценарий каждого пациента и рассматривают понимание всех сюжетных линий и поворотов сценария как необходимый инструмент лечения. В своей работе мы не используем детальных сценариев, предпочитая краткую терапию, а значит считая комплекс предписание-решение-шантаж более важным, нежели большинство частей сценария клиента. Тем не менее мы советуем начинающим ТА-терапевтам использовать записи сценариев и изучать теорию сценариев. Позже они могут решить, что именно в этой теории они с наибольшей пользой применят в своей работе.

Теория сценариев утверждает, что, когда ребенок принимает о себе раннее решение, он начинает на основе этого решения планировать жизнь, используя в качестве образца сказку или другую историю. Например, 40-летняя женщина, до сих пор не вышедшая замуж и не сделавшая карьеру, говорит, что "ждет, когда что-нибудь произойдет". В детстве ее любимой сказкой была "Спящая Красавица". Другая женщина проводит всю жизнь в тяжелом труде, пытаясь этим угодить своим неблагодарным детям и мужу. Она вспоминает, что ее любимой сказкой была "Золушка". Многие молодые люди, отбывающие наказание в колонии для подростков штата Калифорния, в качестве модели жизни используют фильмы типа "Человек-ружье". По ходу жизни человек может принимать дополнительные решения и усложнять базовую историю. Мы работаем с людьми, чтобы дать им возможность проживать самостоятельную жизнь, а не быть прикованными к Детским ранним планам, пусть даже эти планы предполагают сценарий "победителя".

Берн и его последователи утверждают, что дети "засценарены", запрограммированы, и, чтобы изменить сценарий, им нужен сильный Родитель в лице терапевта. Сейчас мы не верим в программирование ребенка, так же как и в теорию "электродов". Мы уверены, что каждый человек пишет свой собственный сценарий и может переписать его с помощью сильного Родителя, которого он сам в себе строит. Терапевту, возможно, лестно думать, что он требуется в качестве родителя, однако, за исключением молодых людей и психотиков, пациент с большим успехом может сам выполнять эту функцию.

Джордж Макклендон, работая с семьями, использует не только индивидуальные, но и семейные сценарии. Он считает, что семьи должны знать свои сценарии, которые он называет "мифами", ибо только так каждый член семьи сможет освободиться от прошлого и направить свою энергию в настоящее.

Терапевтам, желающим научиться распознавать сценарии, мы предлагаем серьезно ознакомиться с ТА-литературой и практикой составления сценариев. В качестве учебных пособий мы советуем книги Уильяма Холлоуэя и Пола Маккормика.


ТУПИКИ И НОВЫЕ РЕШЕНИЯ

Тупик - это точка, в которой встречаются две или больше противоположных силы, точка "ступора". Человек балансирует на перилах моста Золотые Ворота (мост "самоубийц" в Сан-Франциско - прим. перев.) Он говорит себе: "Но ведь я не хочу умирать". Другая же часть его говорит: "Нет, хочу". Пока он балансирует на перилах, не решаясь ни броситься вниз, ни спуститься назад, он находится в тупике. Если он спрыгнет вниз, значит он вышел из тупика. Если он сойдет вниз, на мост, решив не умирать, он также, по крайней мере на время, вышел из тупика на улицу жизни. Он может упереться в этот же тупик в будущем, но сейчас он из него выбрался. (Временные решения нас не удовлетворяют, так как обычно принимаются Взрослым. Мы же работаем над тем, чтобы Ребенок принял новое решение не убивать себя ни сейчас, ни в будущем.)

Тупики делятся на три типа или степени.
Тупик первой степени -это тупик между Родителем человека и его Ребенком - основан на обратном предписании. Родитель в жизни, как мы уже объясняли, посылает сообщения от своего Родителя, например: "Работайусердно". Отец говорит сыну: "Каждую работу надо выполнять на пять ", "Всегда делай на десять процентов больше". Маленький мальчик, стремящийся завоевать одобрение отца, решает из состояния своего Маленького Профессора (В() работать много и тяжело. Он работает как сумасшедший до 55 лет и, не сознавая того, все еще пытается угодить своим родителям. В 55 лет он решает снизить темп, поэтому из своего Родителя он строит планы работать всего лишь по 8 часов 5 дней в неделю и каждый год уходить в отпуск на месяц. Кажется, что человек вырвался из тупика. Тем не менее, принятого его "думающим" Взрослым решения обычно бывает недостаточно. Как только он снижает темп, у него начинаются головные боли, или же, начав играть в гольф, он доводит себя до изнеможения, проходя по 35 лунок в день. Едет рыбачить, но вместо того, чтобы отдыхать, вскакивает на рассвете и весь день мечется, пытаясь выловить всю рыбу в Еллоустонском парке. Он все еще получает те же самые сообщения от своего Родителя и работает усердно, и добивается успеха, и "делает работу хорошо". Человек по-прежнему в тупике, потому что не добрался до самого своего нутра и его Ребенок не принял ДРУГОГО РЕШЕНИЯ через своего Родителя.
Терапия должна подвести пациента к тому, чтобы тот воссоздал сцену из своего детства, в которой противостоит своему отцу (конечно же, в воображении), смотря на него и говоря ему, что не будет больше работать много. Обычно человек помнит реальную сцену и вновь переживает эмоции, связанные с ней. Например, один из участников наших марафонов вспомнил, как хотел записаться в детскую Бейсбольную лигу, а отец, владелец маленькой фермы, запретил ему, потому что надо было собирать урожай ягод. Пациент мысленно вернулся в тот день и сказал отцу, что будет играть в бейсбол, несмотря на все запреты. Он больше не будет вкалывать как проклятый.
Сказав это отцу в первый раз, он непроизвольно втянул голову в плечи, как будто ожидал отцовской затрещины. Мы попросили его сказать то же самое, но другими словами, а затем стать отцом и ответить, как ответил бы, по его мнению, отец. Сидя в отцовском кресле, он (в роли отца) сказал: "Не смей так со мной говорить. Пошел вон в грузовик". Затем, пересев на свой стул, он снова сказал отцу, что будет играть в бейсбол, а не работать, и что отец больше не сможет причинить ему боль. Затем он спросил отца, почему тот никогда не разрешал ему играть, когда он хотел, и в роли отца ответил себе: "Потому что мы должны есть, а я не могу делать всю работу сам, и если ты не будешь мне помогать, у нас не будет еды". Затем, снова от своего имени, пациент сказал: "Да, раньше так все и было, но сейчас все изменилось. Я достаточно зарабатываю, и мне не нужны дополнительные заработки".
После того, как его Ребенок принял новое решение, он смог принять и Взрослый план: "Я поступлю в Филдинг (институт, предлагающий кандидатскую программу) и сокращу часы частной практики, чтобы не работать с утра до вечера. Я могу себе это позволить, если перееду в более дешевую квартиру и сменю свою машину на менее шикарную модель ".

Итак, тупик первой степени - это ответ на подсознательное предписание. Ребенок изначально решает делать то, что ему приказывает родитель, например, тяжело трудиться, и может ощущать себя вполне комфортно, пока он получает поглаживания за свою работу и не чувствует, что она мешает другим сторонам жизни. В момент, когда он хочет измениться, работать меньше, но чувствует себя "неспособным" что-либо изменить, он загоняет себя в тупик. Чтобы вырваться из тупика, его Ребенок принимает новое решение через его Взрослого, то есть это новое решение принимает тот же Маленький Профессор, который принял и первое решение много работать.

При тупике второй степени Маленький Профессор принял решение скорее в ответ на предписание, нежели на обратное предписание.

Например, Родитель родителя посылает сообщение "Много работай" (тупик первой степени), а Ребенок родителя дает предписание "Не будь ребенком ". Решение в этом случае может оказаться следующим: "Я никогда больше не буду вести себя как ребенок".
Многие из терапевтов, которых мы учим и лечим, находятся в данном тупике. Они много работают, мало играют, а когда играют, то их игра абсолютно непохожа на свободную, спонтанную, ребячливую игру тех людей, которые не приняли подобного предписания.
Они даже свой отпуск умудряются использовать для того, чтобы учиться на наших курсах!
Эти терапевты могут решить через своего Взрослого работать не так много и больше играть, но их игра, скорее всего, так и останется запрограммированной, а не свободной.
Выход из этого тупика между ранним Взрослым в Ребенке (В1) и родительским Ребенком, ставшим частью раннего Родителя (Р1) требует большей эмоциональности, нежели выход из тупика первой степени.
Для успешного выхода пациент погружается в воспоминания о своих родителях: как они говорили, выглядели, чувствовали. Часто разница заключается в интенсивности родительских чувств, которые могут быть более эмоционально нагруженными, чем в тупике первой степени.
Терапевт создает обстановку, в которой пациент переживает те же чувства, что и во время принятия первоначального решения. Пациент должен находиться в состоянии Ребенка, а не Взрослого! Обычно это происходит, когда пациент погружается в сцену из раннего детства и не только видит место и участников, но и переживает заново обуревавшие тогда его и остальных участников чувства.

Диалог начинается, когда пациент определяет свою цель: "Я в порядке, если я играю. Если я веду себя по-детски, я в порядке. Если я смеюсь и радуюсь, и возбужден, я в порядке ".

Диалог продолжается, пациент попеременно становится то родителем, давшим предписание, то самим собой, пытающимся выбраться из тупика. Иногда его встроенный родитель отступает быстро, и пациент должен двигаться вперед и принимать новое решение перед лицом неодобрения уже другой части самого себя - Родителя внутри Ребенка. Иной раз он встречает одобрение где-то в глубине себя - от встроенного второго родителя или дедушки, или от терапевта. Иногда он вынужден создать в себе нового Родителя, чтобы его Взрослый Ребенка и Родитель Ребенка, наконец, договорились о принятии НОВОГО РЕШЕНИЯ и, в конце концов, он говорит, верит и чувствует: "Я играю, ребячусь, смеюсь, наслаждаюсь! Я как ребенок, ияв порядке!".
Это непростая работа. Она требует, чтобы терапевт внимательно слушал и очень тщательно продумывал обстановку. Это очень трудно, если терапевт работает с пациентом один на один только час или два в неделю, и намного легче в группах или на двухдневных, недельных или месячных семинарах.

Тупик третьей степени - тупик, в котором пациент чувствует, что он всегда был таким, каким себя ощущает. Например, пациент, страдающий от депрессии, может успешно выйти из тупика второй степени, заново решить не кончать жизнь самоубийством, и даже, весьма вероятно, покончить с депрессией. Тем не менее, он все еще может чувствовать себя никчемным человеком и утверждать, что чувствовал себя таким всегда.
Он не считает свое ощущение результатом родительских предписаний и принятого решения, он думает, что это -естественное положение вещей. Да, он таким "родился"!
При существовании тупика третьей степени предписания были получены пациентом в таком раннем возрасте и/или в неречевой форме, что он просто не осознает их получения. Таким образом, выход из тупика второй степени, достигаемый через диалог между Ребенком пациента и воображаемым Ребенком родителя пациента, не достигает корней тупика третьей степени. Даже несмотря на то, что мы знаем о том, что пациент получил предписание и вынес решение, сам он этого не чувствует.
Итак, в этом случае решающий диалог - это диалог между двумя сторонами его Маленького Профессора: приспосабливающегося Маленького Профессора и Маленького Профессора свободного Ребенка, который может интуитивно почувствовать, как жить по-новому.
Работа проходит строго между двумя сторонами Ребенка, причем в большей степени в рамках двойного монолога "Я-Я", нежели диалога "Я-Вы", который ведется обычно при работе над тупиками первой и второй степени.

Еще раз повторим, что, находясь в тупиках третьей степени, клиент верит, что он всегда был упрямым, злым, никчемным, неспособным играть; что он - человек противоположного пола, трагически родившийся не с тем телом. Для работы над данными тупиками пациенту необходимо принимать попеременно обе стороны себя - "Я - мужчина" и "Я - женщина" или "Я умею играть" и "Я не умею и не буду никогда играть" - пока он не почувствует энергию своего свободного Ребенка. Когда человек испытывает это новое ощущение, например, чувствует себя стоящим человеком, он познает наслаждение начала изменений. Это мощный, зовущий вперед опыт, получаемый пациентом при принятии нового решения - решения расстаться со своим казавшимся пожизненным качеством и начать чувствовать свободу и личную независимость.


Заключение

Итак, мы обсудили основные принципы ТА, начав с базового понятия о трех состояниях эго - Взрослый, собирающий и перерабатывающий факты и поступающий в соответствии с ними; Ребенок, являющийся суммой детских переживаний, реальных и воображаемых; и Родитель, воспитывающий сам себя или других так, как он научился у своих родителей или людей, их замещающих, или же у своих Ребенка и Взрослого, создающих Родителя.

Мы писали о трансакциях, поглаживаниях и играх. Мы объяснили, что такое шантаж, хронические стереотипные эмоции, что такое предписания, обратные предписания и решения. В этом разделее мы сфокусировали внимание на тупиках и начали обсуждение новых решений.

Какова же наша цель? Она не в том, чтобы создать новый язык и убедить людей пользоваться им. В самом психотерапевтическом жаргоне нет ничего магического; любые термины в нем заменяемы. Слова здесь - просто удобные ярлыки для понимания теории развития поведения. Они полезны лишь постольку, поскольку помогают людям жить счастливее.

Наша цель - создать условия для изменения.
Мы создаем интенсивную, а не экстенсивную среду, вдохновляя пациента измениться за короткий промежуток времени - выходные, неделю, две недели или месяц - а затем уйти и работать над своими изменениями без дальнейшей терапевтической помощи.
Мы не поощряем негативный или позитивный перенос.
У нас нет возражений, если пациент нас любит.
В любом случае мы знаем, что вдохновляем пациента на принятие ответственности за свое поведение, свои мысли и свои чувства.
Мы не поощряем зависимость. Нас больше интересуют внутрипсихические изменения, нежели анализ трансакций, групповой процесс и межличностные отношения.
Нас не интересует группа как некое целое, и мы редко говорим о групповом процессе, хотя, конечно, во время семинара поощряем такой "процесс".

Реальный "процесс" происходит 24 часа в сутки, когда люди вместе спят, вместе играют или спят в одной комнате. В группе мы прежде всего проводим терапию один на один, потому что для пациента легче оставаться в состоянии Ребенка, а значит и принимать новые решения, если сцена проста, а количество участников действия сведено к минимуму.
После же принятия нового решения пациент продолжает работать над ним - в плавательном бассейне, за обеденным столом, вечерами, играя на гитаре и ведя неторопливые разговоры.

Использованы материалы Роберта Гулдинг, Мэри Гулдинг

Анонсы тренингов

  • СПЕЦПРЕДЛОЖЕНИЕ: Вечерний Мастер-Класс: в ноябре по предварительной записи с 19.30 до 22.30 в нашем центре. Приглашаем всех желающих!
    "Мужчина Моей Мечты"

    - понять какой именно мужчина вам нужен
    - разобраться в том, кого и почему вы выбираете сейчас.
    - сформулировать свои истинные потребности
    - Научиться быть вместе, понять причины конфликтов и научиться их избегать
    Темы тренинга: как понимать что именно важно для вас в отношениях, и как дать понять это мужчине
    как сохранить отношения и сделать их лучше,
    как поддерживать в вашем мужчине желание быть рядом с вами,
    как достигать желаемых отношений с вашим мужчиной без конфликтов и скандалов
    Для регистрации участникам необходимо записаться подтвердить участие и внести предоплату за тренинг.
    Получить дополнительную информацию и записаться на семинар Вы можете по телефонам Центра (495) 518-20-86, (906)0863475
  • СПЕЦПРЕДЛОЖЕНИЕ: Вечерний Мастер-Класс: в ноябре по предварительной записи с 19.30 до 22.30 в нашем центре. Приглашаем всех желающих!
    "Мужчины и Отношения с ними"
    щелкните, и изображение увеличитсяКак правильно обращаться с мужчинами. Секреты Стервологии.
    Умение распознать тот или иной тип, поможет каждой женщине понять, что можно ожидать от данного мужчины, а что ждать не стоит. Это позволит решать даже самые сложные, на первый взгляд, проблемы.
    Искусство общения с мужчинами!
    Вы хотите, чтобы ваш партнер понимал вас и соответствовал вашим ожиданиям?
    Вы хотите, чтобы ваш мужчина внимательно относился к вашим просьбам и потребностям?
    Если вы готовы изменить себя и свои отношения с мужчинами — с нами у Вас все получится!
    Количество мест ограничено!
    Записаться на курс и уточнить подробности вы можете уточнить у администратора по телефону (495) 518-20-86, (906)0863475
    Записывайтесь и Присоединяйтесь.
    Для регистрации участникам необходимо записаться подтвердить участие и внести предоплату за тренинг.


Новости сайта 

Индивидуальные консультации Владимира Раковского теперь в Skype

психологическое консультирование и помощь в сложных жизненных ситуациях


В нашем Центре Вы теперь можете получить индивидуальную и семейную консультацию Владимира Раковского, а так же консультацию по различным проблемам, возникающим в отношениях с противоположным полом. Мы занимаемся проблемами супружеских пар, оказываем помощь при сложностях в отношениях с мужчинами, трудностях в межличностных отношениях и другими вопросами индивидуального и семейного консультирования. Консультации Владимира Раковского проводятся очно в центре и ПО СКАЙПУ
Получить дополнительную информацию и записаться на консультацию Вы можете по телефону Центра +7 (915)032-00-95
по пятницам

Приглашаем всех желающих на Кино-Тренинг

щелкните, и изображение увеличится
Понять, чего герои хотят на самом деле.
Разобраться, к чему приведут те или иные поступки.
Осознать, как герои добиваются своих целей и смоделировать это.
Вы получите детальный психологический разбор характера героев — а значит лучше разберетесь в себе и своих близких.


разбор учебных фильмов с комментариями психолога,
практический учебный материал
скидки на тренинги

получи максимальную скидку


У вас есть отличная возможность оплатить интересующие вас тренинги со скидкой. Скидки на тренинги действуют при оплате заранее.
В этом случае скидка составляет от 10 до 20 процентов от стоимости курсов. Получить подробную информация о скидках и ценах на тренинги и записаться на курсы Вы можете по телефонам Центра (499) 747-46-87, (495) 518-20-86 у администраторов центра Оплачивайте курсы заранее по старой цене!

Рассылки 


Цитата момента 

«Если женщина хороша собой, то это еще не значит, что она тупая. Я показываю способных женщин, не уступающих мужчинам по своим деловым качествам, но и не забывающих о своей женственности.»

Сидни Шелдон