будь самодостаточна

Будь самодостаточна …

Угадай, какое твое главное преимущество перед лю­бой женой, какими бы достоинствами она ни обладала? Внешность? Но любовь, как известно, зла. Напро­тив меня живет чудная пара: он— само мужество, она — само очарование. А регулярно навещает этот Сталлоне настоящую театральную тумбу (метр, метр, метр — где талию будем делать?). Возраст? Опять пальцем в небо — и от юных жен бегают к старым, потрепанным клячам. Сексуальная раскованность? Но, во-первых, весь его обширный сексуальный опыт нако­плен в браке, значит, и там кое-что умеют. А если не в браке, то где они теперь, эти наставницы? Во-вторых, в монашках и весталках есть своя изюминка. Твои печенья, соленья, цыплята табака? Все одно для муж­чины эталон кулинарного искусства — кухня его ма­тушки, даже если в ее меню в зависимости от сезона меняются два блюда — яичница с помидорами и яич­ница без помидоров.

Еще не догадалась, какой твой главный козырь, которого нет и не может быть на руках у жены? Правильно, это то, что ты не жена. Можешь позволить себе мелкие и крупные вольности, коих она из-за сво­его высокого сана лишена, которые, если их правильно смешивать и дозировать, превращаются в отменное приворотное зелье.

Половая любовь потому и половая, что ее земная ось — эрос. Удали его — и останется друг и соратник Н. К. Крупская. Средство, обеспечивающее относи­тельную сохранность стержня,— расстояние, которого между супругами нет. Не физическое, конкретное, а за­зор неокончательной принадлежности. Притяжение предполагает наличие свободного пространства между предметами. Нет пространства — нет притяжения. Здесь скрывается неразрешимое противоречие плот­ской любви: она стремится к слиянию, а достигнув его, пропадает, как пропадает течение двух рек, соединен­ных в озере.

Очень точно сформулировано это у Раджнеша:

«Любовь — средство получить секс. Вот почему вы не можете любить вашу собственную жену или мужа — это очень трудно. Нужда исчезла. Любовь — это уха­живание, прелюдия, чтобы склонить другого к сексу. Жене или мужу не нужно никакого склонения — они получены в дар. Муж может требовать, жена может требовать, нет никакой нужды склонять. И поэтому любовь исчезает. Они могут только претендовать. и такая претензия становится тяжелой вещью для каж­дого. Претендующая любовь! Тогда вы чувствуете, что ваша жизнь бессмысленна. Вот почему, когда люди вступают во внебрачные связи, это дает им немного энергии и немного чувства любви, т. к. за новым чело­веком вы должны снова ухаживать, вы не можете взять его в дар — вы должны его склонить».

Вот и пусть склоняет до самого тына, но чувствует:

стоит слегка расслабить руку, ствол хлоп! — и опять распрямится. Заново надо карабкаться, повисать, ле­теть вниз, рискуя свернуть шею. Достигается это ощу­щение у партнера просто — внутренним осознанием своей независимости как отрадного факта. Тогда и внешние признаки возникнут сами собой.

Хотя не стоит пренебрегать и режиссурой: когда отмени свидание, желательно в последний момент,— самый лакомый кусок тот, что пронесли мимо рта;

когда пропади на уик-энд без предупреждения, не забо­тясь по возвращении о железном алиби. Не жена, чтобы оправдываться и запускать вперед парламен-терш со скошенными от вранья глазами.

Ты вправе читать при нем письмо, не информируя о корреспонденте, подъезжать к месту свидания на частнике, не объясняя, почему расплачиваешься только улыбкой. Ты можешь навсегда исключить из графика встреч определенный день недели с туманной аргумен­тацией «так получается».

А туалеты напрокат! А их феерическая смена! Гар­дероб, который тебе явно не по карману! Это жены прячут дорогую обновку, купленную на загадочные средства, в ожидании хорошего расположения духа хозяина. А тут не его забота, откуда что берется и куда девается. Только не эпатируй открыто, соблюдай меру и ритм, который есть великое организующее начало всякой мелодии, в том числе и мелодии любви.

Но все ухищрения будут напрасны, если они лишь плод ума и бессонницы, а не органичные движения натуры. Это кошка выпускает когти и дыбит шерсть в наивной надежде, что ее примут за тигрицу. А насто­ящая тигрица может мурлыкать и ластиться, не скры­вая свою принадлежность к кошачьему роду. Ей дос­таточно зевнуть, чтобы напомнить, кто есть кто. Но эти царственные зевки нам удаются редко. Оставаться внутренне свободной и любить — это уравнение из высшей математики.

Замужней любовнице проще. Она объективно не принадлежит целиком своему тайному партнеру. Ей не надо изображать из себя вольнолюбивую Радду и обносить колючей проволокой некую зону своего существования. Все уже есть. Довольно, собственно говоря, того, что она ложится каждую ночь в по­стель с другим, и нетрудно догадаться, чем они там занимаются. А что любовник возразит, когда сам спит не с одной открытой форточкой. Тут-то и раз­горается охотничий азарт, накапливается решимость для заячьего прыжка, вспарываются перины в поис­ках спрятанного паспорта, обручальное кольцо соска­льзывает с безымянного пальца и, прощально свер­кнув, пропадает навеки за решеткой канализационно­го люка.

Но не думай, что стоит обзавестись кем-то еще — через короткий срок затрепещут ленточки на капоте боачного кортежа. Допустим только законный сопер­ник.

А еще — балуй себя. По собственному опыту знаю, что у одинокой женщины всегда найдутся деньги на маленькие, но частые удовольствия. Одно из них, со­вершенно бесплатное,— без оглядки отдаваться свое­му настроению. Чем лучше к себе будешь относиться ты тем больше оснований у мужчины окружить тебя вниманием. Эта публика сразу чует, каким уровнем ухаживаний можно ограничиться. Когда в твоем баре «Вдова Клико», они не выставят на стол дешевый портвейн. Когда твои простыни пахнут лавандой, ты почти застрахована от фуфайки в гараже. Празднуй себя, радуйся себе, холь, нежь, лелей!

КТО РАНО ВСТАЕТ

Моя близкая приятельница в течение долгих годов умудрялась поддерживать в муже, на десять лет ее моложе, высокую температуру влюбленности. Из об­ширного арсенала уловок меня поразила одна: ее бу­дильник всегда был заведен на пять утра. Осторожно выскользнув из постели, она ныряла в ванну, укла­дывалась феном, слегка красилась и вновь потихоньку возвращалась на ложе. И когда через час супруг от­крывал глаза, он обнаруживал рядом хорошенькую благоухающую подружку. Это правило было без ис­ключения, без уступок лени, без скидок на усталость. Но зато и воздавалось сторицей.

А теперь полюбуйся на себя утреннюю: прическа — «нас бомбили в сорок первом», глаза заплыли (вот они— неумеренные вечерние чаепития), шея помята, дыхание несвежее. Квашня квашней. Кикимора болот­ная. И такую предлагается любить и хотеть? Бр-р…

ИЗ-ПОД ОПУЩЕННЫХ РЕСНИЦ

Чуть уловимый, почти неосязаемый привкус порочнос­ти — незаменимый способ сохранения твоей притяга­тельности и его чувственности. Это как щепотка кори­цы в кофе или несколько горошин перца в мясо. Про­порции несоразмеримы — а эффект! Где же его взять, на какой полке любовной кухни хранится крохотный пакетик с надписью: «Привкус порочности. Ползер­нышка на 60 кг живого веса»? Нет-нет, это вовсе не там, где увесистые пакеты, набитые диковинными позами. И не там, где вместо положенных двоих целая группа товарищей занята составлением сложных ак­робатических комбинаций. А в самом дальнем и темном уголке, за кофейными чашечками. На свету они заливаются смуглым фарфоровым румянцем. На сер­визе надпись: «Стыд». Потому что рождается он, при­вкус порочности, от преодоления стыда, а не от его отсутствия. Не веришь? Предложи мужу на выбор две картинки: даму в бане и девушку, решившую ис­купаться в укромном уголке озера. Одна абсолютно уверена в справедливости своей наготы, другая роб­ка и пуглива. За какой он предпочтет подглядывать? То-то.

Не поддавайся на призывы к полной раскованнос­ти, не увлекайся формулой «в любви нет ничего за­претного». Конечно, нет. Но мужчине об этом знать необязательно. Кладовая запретов, на которой висит замок стыда,— наш стратегический запас. Пожалуй­ста — можно все уничтожить в один присест, а потом любоваться, как любимый сглатывает голодную слю­ну, косясь в сторону, и обтянутые юбкой бедра девицы, поправляющей расстегнутые босоножки, действуют на него сильнее, чем твое обнаженное тело в самой со­блазнительной позе.

Волнует тайна, волнует табу. Закрой всем женщи­нам уши и объяви их демонстрацию бесстыдством и порнографией, и через годик-другой мужчину станет колотить от одного взгляда на мочку, от одного при­косновения к ней. Самая потрясающая грудь превра­тится в обычные молочные железы, если ее созерцать постоянно и беспрепятственно. Проведи несложный эксперимент: устрой месячное солнечное затмение, за­нимайся с мужем любовью лишь в полной и абсолют­ной темноте. Когда через тридцать дней в вашей спальне вновь замерцает свечка или ночник, ты получишь если не цунами, то вполне ощутимый всплеск страстности и желания.

Совершенно не важно, кто из партнеров преодоле­вает (или делает вид, что преодолевает) стыд. В момент близости вы едины. Если у супруга давно нет никаких комплексов, наставь микробарьеров в себе. И успешно рушь их, уступая натиску. Например, обнаружь у себя на теле участочек, прикосновение к которому якобы невероятно сильно на тебя действует, и не разрешай его ласкать, вроде бы смущаясь своей чересчур бурной реакции. Ручаюсь, у мужа с этим местечком завяжется целый роман. И вообще — смущайся чаще. Смущение женщине к лицу. Оно и трогает, и возбуждает.

Остерегайся говорить об интимном с гинекологи­ческой открытостью. Сальные анекдоты и ситуации, половой уличный сленг — не для твоих ушей и языка. Когда я слышу из уст женщины выражения типа «она натянула его на себя» или «мы с мужем предпочитаем раком», мне становится страшно неловко и неуютно, хотя я не ханжа и не синий чулок. Мужчины же в со­кровенной глубине куда консервативней и пуританистей нас.

Итак, стыд! На кончике ножа. Но — всегда. Ис­ключение: долгая разлука или прощальный вечер. Ну тут уж…

КНУТЫ И ПРЯНИКИ

Классик прав и полтора века спустя: два порока, от которых страдали его современники, по-прежнему рас­пространены в неисправимом нашем отечестве: пьянство и сварливая жена. «Самое страшное, когда на тебя орет женщина в бигудях» — это уже из Юрия Полякова. Думаю, под его утверждением подписались бы многие представители сильного пола. Но, Бог мои, мы же не рождаемся готовыми мегерами в треснутой лохани из едкой мыльной пены и клубов астматичес­кого пара, под матерок и стенания похмельной прачки! Сначала в еще целом корыте таращится и хлопает мокрыми ресницами ангельское создание. Из корыта вылавливают, закутывают в простынь и уносят в теп­лый сон, внутри которого и растем. Выросла, раз­будили, выпростала из-под одеяла уже соблазнитель­ные ножки, нырнула в сарафан — и в парк. Там корыто уже приспособлено под качели. Их можно раскачать юношеской рукой до вертикали — сердце ухает, подол развевается, внизу восхищенное лицо жениха.

Лодочку отвязали, спустили на воду, ладонью на­гнали волну. Свадебное путешествие. Первая брачная ночь. Уж полночь близится, а Германа все нет. Пьет с командой. Заявился на рассвете в разобранном виде, рухнул поперек кровати. Свернулась клубком в кресле, заплакала. И началось. Сначала плач по поводу, потом по малейшему поводу, потом просто при виде своего мучителя, который становится все более угрюмым и раздражительным. И в один совсем не прекрасный момент он хватает корыто с его же замоченными носками и швыряет об пол: прекратится это нытье или нет? Корыто разбивается, слезы высыхают, рот вытя­гивается в ниточку, по шее ползут красные пятна — «о, витязь, то была Наина!»

Я не буду долго распространяться на заезженную тему: вредоносность для отношений нашего нытья, попреков, сцен, истерик, скандалов и об их ядовитом воздействии на хрупкую психику сильного пола.

Я понимаю — терпеть их такими, какие они есть, практически невозможно. Руки чешутся и тянутся к ру­банку, гончарному кругу, отбойному молотку. Хочется там подтесать, тут исправить, здесь утончить. Ну хоть чуть-чуть, хоть на миллиметрик. Но для этого сущест­вуют тонкие, цивилизованные инструменты.

Разберем простейший случай. У тебя накопилось. что ему сказать. Ты можешь сделать это в форме гневного монолога за ужином, чтоб он этим ужином, скотина, поперхнулся. А можно и иначе. Например, сформулировать все свои претензии в нейтральной письменной форме. Потом в какой-нибудь распола­гающей атмосфере предложить протестироваться (мужчины не меньше нас обожают тестироваться, только скрывают это, как и страсть к сладкому). И вы­дать свои претензии в качестве независимого резуль­тата теста. В сам тест можешь добавить любые вопросы, которые не решаешься задать в прямом эфире. Правильней для создания полной иллюзии, чтобы тестирование проводила не ты сама, а кто-то посторонний.

Подсчет очков и выводы — на ваш выбор.

АХ, НОЖКИ, НОЖКИ

Почти аксиома: первый взгляд сильного пола — на ноги прекрасного. Да и последующие не мимо. Значит,что главное в нашем туалете? Правильно, обувь. Синьор Понти подарил невесте на свадьбу четыре тысячи пар, исполнив ее заветную мечту. А уж Софи Лорен знала, о чем мечтать. Жаль, что твой любовник — не самый богатый человек Италии. И ладно. Российской ли жен­щине учиться экономии? Платье попроще, поясок потуже (оно и для фигуры полезно). Вот и лишние туфли или босоножки. Кстати, заметь — девицы в порнушках прак­тически никогда не босы. Думаю, не из-за одного удоб­ства шпилек при определенных позах.

Да, после марафона с сумками наперевес по ас­фальтовым дорожкам жутко хочется сунуть ноги в родные шлепанцы. Но что поделать, милая. Такая уж нам выпала каторжная доля — родиться женщинами.

И ЧТО ОН В НЕЙ НАШЕЛ?..

Сказано: женщина скорее поцелуется с чертом, чем признает другую красивей себя. И — что лукавить — в утверждении сокрыта истина. И все-таки наедине с собой мы прекрасно осознаем свои недостатки: жи­денькие волосы, кривые зубы, широкие бедра, обвис­лая грудь, короткая шея — да мало ли подлянок у при­роды! И есть такие, что и косметолог, и диета, и мас­сажисты бессильны. Мой совет: не скрывай того, чего невозможно скрыть. Если нельзя никак твой недоста­ток выдать за изюминку, то хотя бы нейтрализуй его. Для этого есть универсальный способ — самоирония. Не бойся подтрунивать над собой. Никто не сделает это с такой любовью и деликатностью, как ты сама. Чем болезненней к собственным изъянам относишься ты, тем заметней они для партнера. Когда же они превратились в предмет для милой домашней шутки, язвительные реплики со стороны уже не отравят на­строение ни тебе, ни мужу.

Я знала двух толстушек. При приблизительно рав­ных весовых категориях воспринимались они окружа­ющими совершенно по-разному. Одна страшно стес­нялась своей полноты, строго следовала советам мо­дельеров, нося одежду, покрой и расцветка которой, не скрывая лишних килограммов, прибавляла ей лишних пяток лет. Другая не комплексовала нисколько. Носи­ла что заблагорассудится, танцевала чуть ли не брейк и жутко любила, тормознув перед трюмо, удовлетво­ренно оглядеть себя, приговаривая: «Хорошего челове­ка должно быть много». Надо ли резюмировать, что у первой на личном фронте были сплошные катаст­рофы, а у второй — полный ажур?

НЕУЖЕЛИ ЕМУ МЕНЯ МАЛО?

По-твоему, поголовная неверность мужчин — от вро­жденной тяги к широкому ассортименту? Сомневаюсь. Скорее бегство от однообразия. Открою ли Америку утверждением, что все женщины любят одинаково, а не любят — каждая по-своему (да простит меня Лев Николаевич за вольное цитирование). Вспомни-ка ис­поведи подруг, несчастных героинь мелодрам   гос­поди, как мы похожи: реакция, мольбы, надежды, уп­реки! Инкубатор, и только. Ты личность со своим характером и миром, пока независима. Но стоит воз­никнуть ему — и куда что девается. Тебя, такой единственной и неповторимой, уже нет и в помине. Есть тень от его планов, кукушка в его часах, до дурноты доверчивая, с интонациями малого дитяти и глазами подопытной обезьянки. Короче — типичная влюблен­ная баба. Душечка — растворилась в нем без осадка, и концов не сыщешь, одни слюни на поверхности плавают. Но далеко не всякий мужчина страдает на­рциссизмом, чтобы преданно любить собственное от­ражение. Они же по природе охотники, инстинкт по­гони и борьбы — в крови. То, что не движется, не сопротивляется, ни есть, ни трахать неинтересно. Ме­ртвечина — лакомство гиен и шакалов. А они у нас кто? — коршуны, львы, волки… ну кобели в худшем случае.

И еще. Взгляни на ситуацию с той стороны бар­рикады. Ах, какой ты была в начале романа, когда еще примеривалась, прицеливалась, не боялась его поте­рять: легкая, непредсказуемая, свободная — пальчики оближешь. Не канючила, не висла камнем на шее, не выцыганивала признаний. Казалась ему облаком, пти­цей, солнечным зайчиком. Чем дальше, тем сильнее я начинаю подозревать, что наша любовь — это кара мужчине за его любопытство. Польстился на экзоти­ческий плод, сорвал, откусил — а внутри все та же картошка в мундире. И глотает, давится — не выпле­вывать же.

Думаешь, зря все они грезят Кармен? Редкий тип женщины. Редкий дар — любить мужчину как вид, оставаясь равнодушной к конкретному экземпляру. Но мы-то с тобой — правило, а не исключение. И ни нашу, ни, увы, их природу не исправишь. Так и об­манываться этим коллекционерам нашей первоначальной разностью, а нам — прилипать, как прилипает на морозе язык к железу.

И все-таки есть резон следовать некоторым элемен­тарным правилам.

Будь самодостаточна. Отдельно — о запахах. Что-что, а обоняние у сильного пола развито по-звери­ному. Поэтому нет необходимости принимать парфю­мерный душ. И прыскать на себя чем ни попадя тоже не стоит. Ей-же-ей, аромат чистого тела куда пред­почтительней. Вообще-то духи, на мой вкус, штука демисезонная. Осенью, зимой, ранней весной они кста­ти. А летом перебарщивать опасно. И так вокруг букет из бензина, выхлопных газов, помоек, паров общепита и тотального перегара. А у пота есть ко­варное свойство — резонировать с парфюмом. И та-а-а-кое амбре получается! Натуральное химическое оружие. Да и в постели, где всегда жаркий итальянский полдень, дозы желательны гомеопатические.

Но я отклонилась. Подобрать марку духов — це­лое искусство. Здесь играет все: темперамент, цвет волос, оттенок кожи, характер и даже тембр голоса. Белокурой хрупкой милочке с журчащей речью вряд ли подойдет терпкий горьковатый аромат, хохотушке ни к чему элегическое минорное облако и т. д. Принимай ванны. Хвойные, с липой, мятой, душицей. Благо пока не перевелись у нас сосны и луга, а также старушки, торгующие на рынках этим богатством. А натураль­ный запах леса и трав к лицу всем.

Таким образом, мы с тобой убиваем двух, нет, трех зайцев: благоухаем, как лесные нимфы, оказываем не­оценимую услугу организму и коже и не платим беше­ные суммы за сомнительный товар.

О гардеробе благоразумно промолчу. Довольно ис­терзали садистские демонстрации коллекций всяких там бурд, лоренов, карденов, Зайцевых. Но от одной рекомендации не удержусь. Пусть самое элегантное твое платье, изящные туфельки и пикантные колготки будут только для него. Для ваших интимных торжеств. Чтобы больше никто никогда тебя в этом наряде не видел. Мужчина оценит такую форму признания в любви, тешащую его тщеславие и ублажающую хана, сидящего внутри каждого из них. Твой гаремный жест, твоя жертва окупятся.

БУДЬ САМОДОСТАТОЧНА!

А что это, собственно говоря, означает? Это вовсе не тот случай, когда мы изображаем благополучных об­ладательниц частных фирм, государственных кресел, вольнолюбивого характера, чье настроение ну никак не зависит от партизанского молчания телефона. Он мо­жет молчать себе на здоровье хоть всю свою никчем­ную жизнь, гордой феминистке на это наплевать. Она — самодостаточна. О чем регулярно сообщает своему отражению в зеркале.

Но отражение смотрит куда-то сквозь хозяйку и вдруг однажды начинает по-русалочьи дрожать и расплываться. Можно восстановить фокус, смирить бунт и загнать хлыстом беглые эмоции назад в груд­ную клетку. А можно переодеться в старые джинсы со свитером и навестить забытую подругу. Ту, что дважды в семестр умирала от любви, писала пред­метам страсти идиотские письма, названивала им из всех попутных автоматов, то сияла, то страдала без промежуточных состояний. Выпить с ней ностальги­ческого портвейна, нареветься, нахохотаться, нажало­ваться на судьбу, наобниматься и вернуться домой в муниципальном транспорте с романсной двурогой лу­ной в окне и с блаженной пустотой в голове и в теле…

Потому что самодостаточность — это не плотный распорядок из шейпинга, курсов экибаны, английского и лекций по буддизму. Не собственный кабинет с фак­сом, ксероксом, компьютером и секретарем в предбан­нике. Не вибратор под подушкой, не муж в ливрее, не отшельнический скит в темном, глухом бору. Самодо­статочность — это серьезный, страстный, взаимный роман со своею собственной жизнью. Это неиссяка­емое удивление перед ее феноменом, это любовь, кото­рой никто и ничто не в состоянии ни уничтожить, ни затмить. Ты с ней родилась, и по сказочным канонам умрете вы в один день.

Самодостаточны дети. Самодостаточны кошки. Самодостаточны, увы, мужчины. Наличие или отсут­ствие возлюбленной не делает их бездонно несчаст­ными или невменяемо блаженными. Поучись у них.

Но для начала простенькие рекомендации:

пей только на пределе жажды — и ты вспомнишь наслаждение первого глотка;

ешь, когда очень голодна, и к тебе вернется божест­венный вкус ржаной  горбушки с солью;

занимайся любовью, когда желание уже перехле­стывает горло и выступает испариной на лбу, и тебе не придется мучительно карабкаться на пик — ты взле­тишь на него моментально;

чаще проверяй: дышишь — не дышишь? Какое счастье, еще дышишь. Значит, жива.

Никогда не жди его более двух минут от назначен­ного времени. Какими бы соблазнительными ни были перспективы свидания. Для страховки заготовь зара­нее запасной вариант. Не поддавайся искушению-а вдруг он вот-вот весь в мыле примчится,— и из-за ерунды ты обоим испортишь вечер. Может, и испортишь. Может, и причина задержки действительно объ­ективная: транспортная пробка, например. Сегодня. Тогда через год есть вероятность услышать: «Дорогая, ну придумай что-нибудь сама. Ты же у меня такая ум­ная…» Это как вес: накапливается неприметно, по грамму, а спохватишься — уже десяток кг лишний. Набрать легко — скинуть трудно. Пусть ты прома­ешься за чаем у занудной подруги, проболтаешься по городу. Не страшно. Зато есть некоторая гарантия, что в близком будущем не придется ждать его, точно солнце в зимнюю ночь. А у солнца есть привычка куда-то закатываться и появляться, согласно расписа­нию, на рассвете. Залог успеха твоей дрессировки — отсутствие упреков и нервозности. Полное спокойст­вие и доброжелательность. Твой уход не вспышка, не демонстрации апломба, а элементарное уважение к своему времени и личности. БУДЬ САМОДОСТАТОЧНА!!!

ОКЕАН В РАКОВИНЕ

Мир соткан из мифов. Крупных и мелких, великих и посредственных, частных и планетарных, безопасных и вредных, как общепитская котлета. Когда-то мифы были примитивней комиксов и имели черту оседлости: небо и недра. Они там, человек — здесь. Убил зверя — внутри мясо. Нырнул в реку — внутри вода. Вскопал землю — внутри поле. Засеял, взрастил, собрал. Ис­тория прогресса — это история экспансии мифов. Они обрели земные формы учений, открытий, государст­венного строя, рекламных роликов, революций, сбала­нсированных кормов. Да что далеко ходить — недавно познакомилась с актером. Играет суперменов и на­сильников. Оказался импотентом.

Читать дальше:

1  2  3

целиком    следующая →

Анонсы тренингов


Новости сайта 

Индивидуальные консультации Владимира Раковского теперь в Skype

психологическое консультирование и помощь в сложных жизненных ситуациях


В нашем Центре Вы теперь можете получить индивидуальную и семейную консультацию Владимира Раковского, а так же консультацию по различным проблемам, возникающим в отношениях с противоположным полом. Мы занимаемся проблемами супружеских пар, оказываем помощь при сложностях в отношениях с мужчинами, трудностях в межличностных отношениях и другими вопросами индивидуального и семейного консультирования. Консультации Владимира Раковского проводятся очно в центре и ПО СКАЙПУ
Получить дополнительную информацию и записаться на консультацию Вы можете по телефону Центра +7 (915)032-00-95
скидки на тренинги

получи максимальную скидку


У вас есть отличная возможность оплатить интересующие вас тренинги со скидкой. Скидки на тренинги действуют при оплате заранее.
В этом случае скидка составляет от 10 до 20 процентов от стоимости курсов. Получить подробную информация о скидках и ценах на тренинги и записаться на курсы Вы можете по телефонам Центра (499) 747-46-87, (495) 518-20-86 у администраторов центра Оплачивайте курсы заранее по старой цене!

Рассылки 


Цитата момента 

Чтобы "создать" леди, нужно начинать с бабушки; чтобы "создать" шизофреничку, нужно тоже начинать с бабушки.
Зоя (так назовем нашу будущую леди) может превратиться в леди, если мать научит ее всему тому, что для этого полагается. Как и большинство девочек, она путем подражания рано овладеет искусством улыбаться, умением красиво ходить и сидеть.
Позже ее научат как следует одеваться, как себя вести, чтобы быть приятной окружающим, как изящно говорить "нет". Наверное, и отцу есть что сказать дочери, но он чаще всего оказывается только поводом для женских наставлений. Отец может диктовать директивы, но в основном мать вырабатывает для дочери образец, и материнский Взрослый наставляет, как воплотить его в жизнь. Эрик Берн "Люди, которые играют в игры"